Skip to main content

Конференции

Просмотр конференции fido7.obec.pactet:

Предыдущее Следующее

Дата: 12 Jun 2017, 21:20:43
От: Петр Семилетов @ 2:5023/24.79
Кому: All
Тема: Лунная пыль [6]


   10

   Там еще, у забора, отец и сын Намаховы посовещались, как быть. И возникла мысль, требующая воплощения. Оба ушли. Поехали, в центр города.
   На Львовской площади в большом здании есть магазин, где продается грим, парики, накладные бороды и усы. Намаховы отоварились, а в соседнем отделе Сергей прикупил еще залихватский малиновый берет.
   В полумраке арки под зданием налепил себе усики, надел косо берет:
 - Я француз Сапажу!
 - Знаменитый художник, приехал в Киев смотреть древние фрески! - сказал Миша, примеряя рыжеватую поповскую бороду.
 - Но сначала давай проверим на маме, - предложил Сергей.
   Вернулись домой. Аня встретила их у порога. Миша сделал шаг в сторону, за ним стоял Сергей.
 - Мама, кто к нам пришел? Это же известный французский художник Жан Сапажу! - к этому Миша прибавил звук, похожий на "оэ".
 - Сапажюуу - вздрогнул плечом Намахов и побежал в дверь.
 - Он хочет вина! - пояснил Миша, - Все французы пьют много вина. Вместо воды, вместо еды. Одно вино.
 - Дядядя, - закивал Сергей, жестом будто опрокидывая в рот стакан.
   Вскоре, смеясь, он открылся Ане и она поразилась. Отец с сыном изложили свой план. Надо было проникнуть в дом на Брусиловской, где якобы все съехали. А как? Художник Сапажу осматривает Киев.
Домики, архитектуру, всё такое. Редкое строение. Хочется посмотреть, что же внутри. Соседи, покажите! Сапажу щедро вознаградит.
 - А как же... Клуб сыроедов? - спросила Аня.
 - Вот и выяснится всё! Смотри, мы пришли, нам говорят - там нет никого! Но ведь меня пригласили недавно. Как же никого?
 - Может их убили, всех сыроедов. Они там жили общиной, а их убили, - предположил Миша.
 - Тогда, - сказала Аня мужу, - Тебе надо назваться фамилией Бижу!
 - Почему Бижу?
 - Жак Бижу!
 - Но я не вижу себя в этом образе. Я уже вошел в роль, понимаешь?
 - Мне кажется, мы напрасно спорим, - Аня решила не отступать.
   Кончилось тем, что Сергей порвал перед ней накладные усы, смял берет и бросился сливать его в унитаз. Анечка повисла у Сергея на спине, крича: "Не смей! Не смей". Миша же отправился гулять в парк.
Там он покормил голубей булкой, перевернул ногой урну и вернулся домой. Его папа уже спрятался под кровать и время от времени глухо восклицал:
 - Ку-ку! Найдите меня!
   Аня смотрела телевизор. План проникнуть в дом сыроедов сорвался. Нечего и говорить. Всё.

   11

   Следующим вечером Сергей улыбался, что-то в себе таил. За ужином выпалил:
 - Тысячу в день.
 - Что? - спросила Анечка.
 - Будем зарабатывать. Каждый. Каждая.
   Миша вскочил, побежал куда-то, затем появился со стопкой книг и выкинул их в форточку с криком:
 - Ураааа, долой учебники!
 - Ты что?
 - Бросаю институт!
 - Можно, - со вздохом решил Сергей, хотя конечно стипендию сына терять не хотелось.
   Следующим утром на остановках транспорта появились Сергей, Миша и Анечка, в ярко-оранжевых жилетах с надписями большими буквами "Я ЗНАЮ" спереди и "КАК ПРОЕХАТЬ" со спины. Они ходили среди
пассажиров и радушно заглядывали в лица.
   За весь день несколько человек спросили, на какую маршрутку надо сесть. Одного Миша, дав совет, укорил:
 - А деньги?
  Его поблагодарили матом.
 - Надо действовать иначе, - предложил на семейном совете Сергей, - Не люди, но государство должно оплачивать нашу работу.
   Намаховы пришли под мэрию и выстроились у входа.
 - Я! - выкрикнул Сергей.
 - Знаю! - продолжила Аня.
 - Как! - подскочил Миша.
 - Проехать! - закончил Сергей.
   Безуспешно.
 - Пойду подзаработаю, - сказал Сергей, - А вы возвращайтесь наверное домой.
 - А куда ты? - спросила Анечка.
 - Да буду повышать продажи.
   Тур по супермаркетам. Намахова трижды вышвыривали. Встанет рядом с полками, возьмет соус, глядит на него картинно и облизывается. Если мимо проходит сотрудник магазина, Сергей к нему обращается:
 - Выберите любой товар и я повышу спрос на него на сколько угодно процентов. Сергей Намахов, специалист по росту продаж. Смотрите.
   Словно кот плавно, захватывая вперед руками и зажмурившись, вышагивал он к какой-нибудь консервной банке, прижимал к себе и словно убаюкивал на груди.
 - Еще усиливаем! - начинал пускать слюну и вытирать ее платком. Кричал:
 - Я не могу удержаться! Я хочу это купить! Отложите сто! Беру всё!
   Когда его утаскивали, дрыгал ногами, возмущался:
 - Давайте пойдем на кассы и проверим, как повысились продажи за время моей работы!
   Или даже грозил:
 - Вы знаете, кто у меня жена? Силачка Могута!
   К вечеру Намахов решил действовать без неожиданностей, хотя это не могло поразить, как в случае представлений без предупреждения. Просто шел к охранникам и говорил:
 - Мне нужен ваш менеджер.
 - А зачем?
 - Я специалист по росту продаж. Хочу пригласить на свой семинар, - и совал визитку.
   Между тем Миша снова влюбился. Он звонил по телефону сто раз ко дню, только и слышалось, что Полина то, да Полина сё.
 - Когда же уже ты нас познакомишь? - улыбался Сергей.
 - Скоро, папа, скоро! - говорил сын, и наконец таки привел, на тихое семейное торжество по случаю дня рождения Миши, причем почему-то с братом Полины, Василием. Тот приглашал к себе в гараж, жарить
шашлыки, однако Намаховы настояли на своей квартире.
 - Просто посидим в узком кругу, - предлагал Сергей.
   Как и договорились, в субботу в пять часов Полина и Василий Пикусы стояли на пороге. Миша открыл, из-за его спины выглядывала Анечка в шляпке по моде двадцатых годов двадцатого столетия. На
парадное дохнуло запахом пригоревшей манной каши.
 - Готовится вкусное суфле! - подмигнула Анечка перед тем, как исчезнуть в кухне.
   Покуда гости переобувались в коридоре в предложенные тапки, из санузла раздалось чавканье.
 - Это папа качает вантузом черный нал, - пояснил Миша.
 - Крутимся как можем! - глухо подтвердил из туалета Сергей, - Копейка к копейке! Соседи теряют, а мы находим!
   Пикусы переглянулись, вошли в большую комнату. Брат - здоровенный, под два метра, сестра - щуплая, крашеная, в потрескавшейся помаде.
   Посередине был накрытый красивой клеенкой стол с пустыми тарелками, рядом с каждой лежало по ножу и вилке. На донышке одной краснело нарисованное сердце. Миша указал на него Полине глазами
многозначительно. В кухне посуда гремела так, будто постоянно ее роняли и подымали, подымали и роняли.
   Вошел Сергей и показал на ладони, в черной слизи, какое-то копейки.
 - Вот, - сказал он, - Добыл. Руку подам позже! Приятно познакомиться!
 - Какой улов? - спросил Василий.
 - Негусто. Мы с Мишкой ночью засядем, будет по очереди. Иногда за ночь бывает до сотни доходит. Он же сам на себя зарабатывает. На учёбу, на жизнь, всё сам.
   У Миши буряково потемнели щеки.
 - Ты же говорил, что работаешь, - Полина поглядела на возлюбленного.
 - Я работаю, - сказал тот, - И учусь! Получаю второе высшее!
 - Похвально, - отозвался Василий.
 - Серёжа, - раздалось из кухни, - Подойди на минутку сюда, мне нужна твоя помощь!
 - Иду! - сжав монеты в кулаке, Сергей зашагал прочь.
   Жена ему келейно сказала:
 - Миша рассказывал, что у них папа профессор, доктор наук, а дедушка - академик-лингвист!
 - Вот это да!
 - Ты прояви в разговоре, между прочим, широкие познания в этой области.
 - Да. Только ты мне подыграй.
 - Идем тогда к ним.
   Появились обое, присели.
 - Скоро суфле будет готово! - объявила Анечка.
 - Хорошо бы, - Василий завозил ножом, кругами, по тарелке, - А то я уже изголодался. Говорил, надо было ко мне в гараж на шашлыки!
 - И не думайте! Мое суфле лучше! - Анечка пулеметом захихикала.
 - Вы конечно же знаете, - сказал неторопливо Сергей, - Что жвачка, жевательная резинка, будет по-английский баббл гам.
 - Знаем, да, - кивнула Полина.
 - Но... На одном из других иностранных языков... Это будет... Кау... Гумми! - Сергей поднял палец вверх.
 - Гумми? - удивилась Анечка.
 - Да, представьте себе! - подтвердил Сергей.
 - Кау гумми, кау гумми, - повторила Полина, - Эти слова заставляют мое тело ритмически двигаться.
 - А меня они вдохновили на песню, - сказал Миша, - Пойду напишу!
   Снял со стены гитару и отправился в туалет, присел там на край ванны, стал искать аккорды.
 - Наш дедушка, известный лингвист, - Василий отвлекся, перестал грызть край тарелки, - Он тоже знает подобные слова.
 - Да, у него их полная книжка! - добавила Полина.
 - Кау... Гумми! - всё еще важничал Сергей, но чувствовал, что корона падает. Миша понял, и попытался спасти его, спросив из туалета:
 - Как там, папа... Кау... Гумми?
 - Гумми!
   Донеслось яростное бренчание и пение:
 - Кау гумми кау гумми...
 - Это уже не модно, - сказала Полина.
 - А что модно?
 - Модно слово гып.
 - Я использую это слово, - как само собой разумеется, согласился Сергей.
   На кухне со страшным грохотом попадала посуда.
   Как-то сидели вечером на диване, смотрели ящик. В нем была прорезана дыра, где проглядывали пластилиновые люди, освещенные лампочкой. Вдруг Сергей спросил у жены:
 - А как ты думаешь, вода в каком из наших кранов наваристей?
 - Не знаю, - но подумав, Аня сказала, - Знаешь, наверное в ванной наваристей.
 - Я тоже так считаю, - согласился Сергей.
   Вскоре после этого разговора у Миши и был день рождения, и с утра еще приехала мать Анечки, Марта Борисовна, помогать в готовке. Сергей пришел на кухню и обратился к теще загадочно:
 - А вы не знаете наверное про наш секрет.
   Марта Борисовна заулыбалась:
 - Вы с доцей ждете прибавления?
 - Нет. Вот скажите, в каком кране у нас вода наваристей? - и предупредил жену, - Цыц! Не подсказывай!
 - Нууу, - протянула Марта Борисовна, - В каком кране наваристей? Я даже не знаю. Я всегда набираю тут, в кухне, мне кажется всюду одинаковая вода.
 - Не одинаковая! - возразил Сергей, - В ванной она наваристей!
 - Да! - подтвердила Анечка.
   ...Пикусы, услышав грохот посуды, оживились. Полина встала:
 - Я пойду! У нас гости! Я забыла!
   Василий полез под стол и замычал, а потом стал хохотать. Миша протянул вперед руки:
 - Полина!
   Та покраснела и выпалила:
 - Вы все тут ненормальные! У меня от вас...
   И не договорила. Из кухни вышла Марта Борисовна с важными словами:
 - Вы злоупотребляете гостеприимством этого дома. Прошу вас покинуть его. 
 - Я работаю в НПО "Квазар", - вдруг сказал Сергей.
   Лет десять назад, пятый витаминный цех. Стеллажи, столы с булькающими колбами, сверкающие чаны - в них плещется разноцветное варево. Тогда-то Намахов и провитаминился по полной. Ходил, излучая
здоровье. Дарил здоровье другим, обыкновенным касанием. Врачевал. Дотронется до сухого дерева - на нем сразу набухают зеленые почки и распускаются.
   А потом "Квазар" уничтожили спецслужбы, или конкуренты, фармакологическая корпорация, потому что это ведь невыгодно. Пожар на пятом витаминном. Обвиняют Намахова. 
 - Я не виноват! - заслоняется он руками.
   Всегда жертва. Потому и пришлось в свое время съехать с района Монтажника. Соседи на Намаховых ополчились. Сергей с семьей три дня прятался на близлежащем Байковом кладбище, потом вернулся и
увидел на своей калитке угрожающую записку, начертанную красным фломастером.
   Намаховы посовещались. И стали укладывать чемоданы. Сидели на чемоданах, пока не продали дом. Взамен купили двушку в дальнем, спальном районе. Но всё равно тянуло на родину. Да и дядя остался на
соседнем холме Ширмы, через пруды.

   12

   Уже с вечера внезапно повалил снег, и ночью Сергей вскакивал с постели, подходил к окну и вглядывался. В четыре утра сообщил домашним:
 - Смотаюсь-ка на улицу Потехина, буду торить путь. Миш, со мной?
 - Не батя, у меня рано пары!
 - Тебя же исключили?
 - А я всё равно хожу.
 - Ну как знаешь.
   Оделся потеплее и отправился пешком через весь город на Потехина. Миша догнал отца:
 - Я с тобой.
 - Добро!
   К пяти они были на месте. След в след, заложив руки за спины, шагали по немеряным синеватым сугробам. Сухой снег распадался пылью.
 - Жаль что Мякина с нами нет, - вздохнул Сергей, - Мы бы с ним сейчас... Чухи-чухи, чухи-чухи.
 - Так давай его позовем?
 - А я телефона не знаю.
 - А не надо.
   Миша достал мобилку и, ничего не нажимая, стал в нее кричать:
 - Алло! Девушка! Соедините с Мякиным! Мя-кин его фамилия, знаменитый писатель.
 - Постмодернист! - добавил Сергей.
 - Знаменитый писатель-постмодернист! Алло! Алло!
   Сергей тоже стал кричать в трубку:
 - Алло! Мякина, да, Мякина!
 - Алло! Алло!
   В окнах домов один за другим зажигались окна.
 - Постой, - Сергей хлопнул себя по лбу, - Я же забыл! Погиб Мякин!
 - Как?
 - Темная история! Потом как-нибудь расскажу. Я француз Сапажу!
   Они продолжили торить путь, и так до утра. Потом, уставшие, вернулись домой, и Сергей лег спать до полудня, а Миша сел в туалете подбирать аккорды. 
   Проснувшись, Сергей взял кулек с собравшимся за неделю жеваным хлебом и отправился в магазин. Посреди пустыря стоял железный киоск с дверкой. Внутри было холодно, за прилавком мерзла продавщица в
свитере и зеленом фартуке. Намахов раскрыл кулек и показал ей:
 - Жеваный хлеб купить не желаете?
 - Это что? - заглянула, - Нет!
 - Может быть, у вас уже есть поставщик? Сколько вы ему платите? Я продам дешевле.
 - Вы что, сумасшедший?
 - Я стараюсь зарабатывать как могу, мне семью кормить надо! Сын - бедный студент, жену зовут Могута.
   Продавщица протянула ему круглый леденец на пластмассовой палочке:
 - Вот вам, уходите только.
 - Вы от меня так просто не отделаетесь! - закричал Намахов, - Я буду жаловаться на вас в общество...
   Тут его похлопали сзади по плечу. Сергей обернулся. Перед ним пожилой дядька, с красным и гладким лицом. Два круглых глаза под мохнатыми, чернейшими бровями. Какой-то горбатый нос. Ярмарочный
колдун из Гоголя.
 - Жеваный хлеб продаете? - спросил он Намахова.
 - Да.
 - Я куплю весь.

--- wfido
Origin: Отправлено через http://wfido.ru (2:5023/24.79)

Предыдущее Следующее

К списку сообщений
К списку конференций